Порка парней рассказы

Таким образом, животом и грудью, я лежал на диване, ноги мои оставались на полу, а попа выгибалась кверху. Олег разулся и уселся на диван, положив обе ноги мне на спину. Взял мои руки, вытянутые вперед, у запястий, в свои. Голова моя была в нескольких сантиметрах от его паха, и я даже улавливал слабый запах мочи, шедший от него. Я лежал, ни жив, ни мертв и судорожно вздрогнул, когда Юрий Петрович похлопал меня по заду. Услышав, как ремень шумно рассекает воздух, я сжался в комок и закрыл глаза. С громким хлопком он опустился на мои ягодицы, и я охнул от боли. И едва боль немного перегорела, как последовал второй удар. Бил он сильно, с оттяжкой, размеренно, не порка парней рассказы, давая прочувствовать каждый удар. Было больно, но я сдерживал крики, и порка парней рассказы кряхтел, непроизвольно дергаясь. Олег после каждого удара сильнее прижимал меня своими пятками к дивану и крепче сжимал запястья. А ты пока, отодвинь диван от порка парней рассказы, чтобы я мог подойти оттуда. Бросив ремень мне на порка парней рассказы, он вышел. Олег отпустил меня, я вскочил и схватился ладонями за пылающую огнем попу. То ли еще будет! Я помог отодвинуть столик к самому серванту, а затем диван, метра на полтора от стены. В руках он порка парней рассказы ремень, по-видимому, от офицерской портупеи, значительно уже первого. Олег занял свое место, а Юрий Петрович теперь встал со стороны стены. Порка продолжилась, и первый же удар заставил меня закричать. Этот ремень сек гораздо больнее, чем предыдущий. Я уже не сдерживал воплей, вилял задом, безуспешно пытаясь увернуться. Попытался прикрыться ногой, согнув ее в колене, но тут же получил такой удар по подошве, между пальцами порка парней рассказы пяткой, что взвыл от боли, тут же убрав ногу. А Юрий Петрович продолжал порка парней рассказы, обходя меня то с одной, то с другой стороны, громко считая удары. Бил все так же, не спеша и сильно. Наконец я услышал: -Тридцать! Олег отпустил мои руки и, взяв ремень, растянул его передо мной. Всхлипывая, я стал целовать порка парней рассказы. Закончив, услышал следующий приказ: -Встань на колени перед господином, целуй ему руки и благодари за порку. Я поднялся с дивана и встал на колени перед Юрием Петровичем. Взял его руки и поцеловал их. Хотя основная порка, впереди. Олег, налей порка парней рассказы сока. Можешь сесть в кресло. Кожа кресла показалась ледяной, когда я осторожно прикоснулся к ней, испоротой попой. Пока я, ерзая, пил сок, Юрий Петрович разделся до гола и сел на диван, а босые ноги порка парней рассказы на журнальный столик, вытянув их ко мне. Каждый палец обсосешь хорошенько. Сначала одну, затем другую ногу. Руки положи под пятку. Я начал выполнять приказание -Старайся, старайся! Мне нравиться, когда мне лижут ступни. И тебе придется часто это делать Облизав одну ногу, я принялся за вторую. А Олег тем временем тоже разделся. Когда Юрию Петровичу надоело, он приказал мне порка парней рассказы ноги Олега. Потом я обоим вылизал попы. Затем я стал делать минет доктору, а Олег сначала пальцами разминал мой анус, а затем, обильно смазав его вазелином, надел презерватив и принялся трахать меня. Я стонал от боли, не переставая сосать член Юрия Петровича. Он кончил мне прямо порка парней рассказы рот, заставил проглотить сперму и вытер член о мое порка парней рассказы. Олег перевернул меня на спину и продолжил трахать, положив мои ноги к себе на плечи. Было очень больно, я кричал, но это только еще больше распаляло его, и он двигался все быстрее. Перед тем как кончить, он вытащил член, сорвал с него презерватив, и сперма потекла мне на лицо. Он размазал ее членом и приказал его облизать. Некоторое время они отдыхали, закурив сигареты. Я попросил разрешения сходить умыться и в туалет. Сечь тебя будем в процедурной, там и порка парней рассказы. Ты же не забыл, что тебя ждет еще добрая порция розог. Они накинули халаты и повели меня в процедурную, приказав взять розги. Там мне позволили пописать, но умыться не разрешили. Олег выдвинул на середину две кушетки с возвышениями для головы и поставил их одну к другой, так что по центру получилось треугольное возвышение, на которое он положил еще подушку. Я желал лишь, чтобы поскорее все закончилось, и покорно лег на лобное место. Олег распечатал бинт и привязал мои руки к ножкам кушетки. Олег связал мне ноги вместе у щиколоток, а затем привязал к кушетке. Он порка парней рассказы к столику для порка парней рассказы инструментов, на который я положил розги, и, выбрав прут, попробовал его в воздухе. Порка парней рассказы розги леденил душу. Он вновь подошел ко мне. Вновь свистнула розга, теперь уже надо мной, и в следующий миг порка парней рассказы закричал от резкой, обжигающей боли. Не обращая внимания на мои мольбы, Олег продолжал размеренно сечь меня. За щелчком порка парней рассказы по моей попе, следовала боль, от которой темнело в глазах. Едва она успевала перегореть, как порка парней рассказы вновь овивала мои ягодицы. Я ерзал и вилял попой, пытаясь увернуться от ударов. Хотелось схватиться за пылающие огнем порка парней рассказы, прикрыть их от жестокой розги. Но связан порка парней рассказы был крепко. После десятого удара Олег бросил измочаленный прут к моему лицу и, взяв новый, подошел ко мне с другой стороны. Короткая передышка закончилась и порка возобновилась. Боль от розги была резкой, пронизывающей. От нее перехватывало дыхание и даже сводило ноги. Не в силах терпеть я выл, не забывая считать удары. Я вынес уже двадцать! Еще одна розга упала к моему лицу, а Олег взял следующую. Рыдая, я взмолился о пощаде, но все было бесполезно. Еще по десятку с каждой стороны получил я, охрипнув от криков, заливаясь слезами и соплями. Оставалось еще десять розог. Мне дали передохнуть минут пять. Я все еще надеялся, что меня простят, и молил их об этом. Только не надо розог. Ты будешь получать и по сто розог. Олег вновь взял розгу. Встал он порка парней рассказы ближе к моим ногам и нанес два удара наискосок. Я опять завизжал от боли. Затем он переместился к голове, и дважды ударил по направлению к ногам. Затем тоже проделал, встав с другой стороны. Последние два удара были особенно сильными. Я с трудом поднялся, размазывая слезы. Мне приказали встать на колени и благодарить обоих за порку. Хочешь посмотреть на свою задницу? Олег принес зеркало и я ужаснулся. Там живого места не было! Багровые, начинающие чернеть рубцы, по бокам сочилась кровь. Сидеть будет долго невозможно, подумал я. Меня отвели обратно в комнату отдыха. Я думал, что меня оставят, наконец, в покое, но я ошибался. Они уселись на диване, а я, по очереди делал им минет. Я был уже совершенно без сил. Но пока каждый не кончил мне в рот, меня не отпускали. Наконец Юрий Петрович начал одеваться. И через два — три дня мы опять сможем хорошенько его выпороть. Он так трогательно извивается под розгами и молит о прощении, что мне уже не терпится разложить его. Олег, расслабленный, сидя на диване, потягивал коньяк и курил. Я же, стоял перед ним, не зная, что делать. Меня бил озноб, от усталости подкашивались ноги. Все мое лицо было в сперме. Я ощущал ее вкус во рту, но я не решался попроситься умыться. Испоротая задница пылала огнем и зудила, но прикасаться к ней было больно. Чувствовал я себя тряпкой, о которую вытерли ноги, порка парней рассказы так оно и было. Я и представить себе не мог, что когда-нибудь подвергнусь подобным унижениям. Но сейчас, чувство стыда немного притупилось. Его вытеснял страх, что если провинюсь, меня снова высекут, а еще одной порки я бы просто не вынес. Олег, наверное, понимал, что я чувствую, и решил еще поиздеваться. Порка парней рассказы мы тебя еще щадили на первый раз. Ты будешь получать и по сто ударов, причем только розгами. Я ремень не очень люблю, розги лучше пронимают. Тут до тебя парень был, перестал как-то приходить к доктору. А когда понял, что загремит в армию, явился. Мы высекли его березовыми прутьями, вымоченными в соленой воде. Он получил двести розог. Кровь во все стороны брызгала. Он даже сознание терял. Я со всей силы драл. Дней десять сесть не мог. Так что знай, что тебя ожидает, если не выполнишь договор. Пороть мы тебя, конечно, и так будем, пороть жестко. Но не до потери пульса. Он поднялся с дивана, потянулся. Он принес перекись, вату и какую-то мазь. Сначала, он обработал порка парней рассказы, оставленные розгами, перекисью, а затем помазал мазью. А пока, полижи-ка мне ноги. Он сел в кресло и положил свои босые ноги к моему лицу. Я не произвольно вздохнул. Это продолжалось, наверное, полчаса. А затем, он поставил меня перед собой на колени, и опять, приказал делать минет. Он долго не мог кончить. Я старался и так, и этак. Наконец, я проглотил еще одну порцию спермы. Я больше не порка парней рассказы терпеть и попросился в туалет. Мы вновь прошли в процедурную. Олег зашел в туалет первым, приказав мне набрать в ванну теплой воды. Выйдя из туалета, он забрался в нее, а я отправился в туалет. Осторожно попробовал сесть на сидение, но было больно. И мне пришлось встать ногами на унитаз. Когда вышел, Олег приказал мне убраться. Я вымыл унитаз, разобрал кушетки, на которых меня секли, собрал с пола кусочки розог, отломившиеся во время порки. Лишь после этого вымылся сам. Олег снова смазал мне задницу мазью. Мы вернулись в комнату отдыха, и я навел порядок там. В это время вернулся Юрий Петрович -Убрались? Олег, проводишь его в нашу палату, сделай ему укол демедрола с анальгином. И проследи, чтобы его никто не беспокоил. Он окинул меня презрительным взглядом. Вид у меня был действительно жалким. Все еще голый, дрожащий от стыда и страха, высеченный и оттраханный во все дыры. Надеюсь, ты усвоил сегодняшний урок. Понял кто ты теперь есть? Воля моя была полностью подавлена. Сейчас, наверное, я исполнил бы любой приказ доктора, лишь бы меня отпустили. Я с облегчением вздохнул, когда мы оказались в корридоре. Но оказалось, что радовался я рано. Олега я боялся, даже больше доктора. Поэтому я бесприкословно выполнил приказ. В школе на уроках НВП мне уже приходилось маршировать. Но сейчас я делал это абсолютно голый. Я дошел до конца корридора. Выполнил команду я не совсем четко. Я зашагал назад, высоко задирая босые ноги, шлепая ими по холодному ленолеуму. Со стороны зрелище наверное было потешным. К тому же совершенно против моей воли у меня встал член. Представив как порка парней рассказы я выгляжу, я непроизвольно заплакал. А будешь плохо это делать … -он отпустил мой член и к моему ужасу, выдернул из брюк ремень, сложил его вдвое и поднес к моему носу. Я всхлипнув пробормотал, что понял. Он дал команду и я двинулся дальше. Он пошел рядом, держа ремень за два конца и время от времени порка парней рассказы и разводил руки так, что ремень издавал резкий хлопок. Я старался изо всех, но получалось все же плохо. Тогда Олег принялся периодически подстегивать меня ремнем. Хлестнул по одной порка парней рассказы, по другой. Лучше от этого не стало и тогда он сильно хлестнул по и без того саднящей и зудевшей, основательно испоротой заднице. Я подпрыгнул до потолка. Я знаю, ты можешь лучше! Этот ад не кончится никогда! Он хлестнул по поднятой вверх ступне. Удар снизу по лодыжке другой ноги.