Стихи ларисы рубальской о муже

Эхо Москвы :: Без дураков: Лариса Рубальская КОРЗУН — Всех приветствую. Сергей Корзун — это я. Сегодня у меня в гостях Лариса Рубальская. Здравствуйте, все кто нас слушает. КОРЗУН — На слове «поэтесса» в анонсе вы как-то очень так зажмурились, прищурились. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, да. Оно меня как-то убивает. Я люблю, когда меня называют «автор», потому что настоящая поэзия — это не я. КОРЗУН — Что же вы тогда пишете, если не стихи? РУБАЛЬСКАЯ — Я пишу грамотные, наполненные моим сердечным жаром стихи для песен. КОРЗУН — Но все-таки стихи. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, да. КОРЗУН — Значит, поэт? Потому что некоторые спорят, говорят, что поэтесса это стихи ларисы рубальской о муже как-то так. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, может быть, стихотворец, как-нибудь вот так. Я автором себя называю. КОРЗУН — Читал, что вы тренируетесь, иногда берете чужие строчки и просто рифмы подбираете. До сих пор это, как пальчики тренировать для пианиста. РУБАЛЬСКАЯ — Когда-то Юрий Визбор жил в моем доме и, по счастью, я стихи ларисы рубальской о муже ним немножко вокруг дома гуляла. Он мне сказал: «Если покинет желание, возможность писать — возьми что-нибудь хорошее, стихи, читай, читай, прилаживай слова к окончаниям». Это просто моя разминка, да. КОРЗУН — Каждое утро… я знаю, что вы жаворонок. Вы об этом не раз говорили, просто даже супер-жаворонок, и в сонном московском мегаполисе, где все поднимаются поздно по сравнению с другими стихи ларисы рубальской о муже что Нью-Йорк, что Париж, там, что другие все — рано-рано, даже Прага рано просыпается. А Москва — это такой город, который поздно просыпается, и даже поговорить, стихи ларисы рубальской о муже, не с кем с утра. РУБАЛЬСКАЯ — Я с телевизором с утра разговариваю. Я включаю, часов в 5 начинаются новости по нескольким каналам, и дальше смотрю. И так размышляю стихи ларисы рубальской о муже разном. Потом еще немножко засыпаю. КОРЗУН — Домашние животные есть? С кем еще можно поговорить. РУБАЛЬСКАЯ — Есть, конечно, но животное находится на даче уже 4 месяца. Через пару дней вернется, тогда мне будет веселей. КОРЗУН — Будет с кем поговорить по утрам. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, по крайней мере, есть кому рассказать. КОРЗУН — Известная мудрость, которую вам бабушка, по-моему, говорила, я к названию нашей программы, она «Без дураков» называется уже давно. Там не летай выше облаков … не стой на точке дураков. РУБАЛЬСКАЯ — Да, не стой на точке дураков. КОРЗУН — Как понимаете, удавалось ли вот это осуществить стихи ларисы рубальской о муже жизни? РУБАЛЬСКАЯ — Мало того что удавалось. И стихи ларисы рубальской о муже меня, может быть, даже я еще летаю ниже, чем предполагаемые облака, но по крайней мере это мне не повредило. Мне очень хорошо живется не очень высоко. КОРЗУН — А что значит «на точке дураков»? Точку зрения или нет? Я вот кручу и так, и так эту фразу… РУБАЛЬСКАЯ — Я, знаете, как думаю? Я не знаю, что имелось в виду, когда бабушка… это было очень давно. Но мне кажется, что не нужно себя переоценивать, тогда умным людям будешь казаться дурой. Еще бабушка говорила — каждый сверчок знай свой шесток. Стихи ларисы рубальской о муже, это вообще меня сделало такой, какая я есть сегодня. Мне часто говорят: «Что ты так себя опускаешь? Просто живу на том месте, которое мне предназначено. КОРЗУН — А какое место предназначено? Уже разобрались с этим? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, я разобралась, да. Я давно живу на свете. Ну, мне предназначено ходить по земле, не думать о себе очень так высоко. А потом я еще, знаете, очень часто стою на сцене, стихи ларисы рубальской о муже со зрителем, рассказывая. Мой муж был очень умным человеком. Он мне всегда говорил: «Сцена — стихи ларисы рубальской о муже возвышение, и ты и так стоишь выше, чем люди. Старайся опускаться ниже еще к ним, чтобы они понимали, что ты с ними, еще там, не поднимая голову наверх». В общем, стихи ларисы рубальской о муже моя жизнь, университеты все мои учили меня опускать немножко голову. Еще мудрая японская пословица, которую я часто стихи ларисы рубальской о муже цитирую: «Спелый рис держит голову вниз». Это когда рисовое поле колосится от ветра, наполненные рисинки голову опускают, а пустые держат по ветру. Вот эта вся наука — она есть к тому, что высоко голову не поднимайте. КОРЗУН — Ну, не скромничайте так уж. Приятно же было, наверное, когда стал выходить на сцену для получения призов. РУБАЛЬСКАЯ — И приятно и теперь. КОРЗУН — И Песня года, там, началось, и все остальное, когда … уже. РУБАЛЬСКАЯ — Может быть, скажу, вам будет странно это слышать, это все хорошо, но это такое прикладное. Это мгновение какое-то рада, а потом… Мне больше другое радостно. Вот, я сейчас очень часто… наполняется зал — и слава Богу. И вот я просто чувствую такое, что рады люди, что я выхожу. Вот, такая нескромность во мне есть. КОРЗУН — Глядя на вас, просто невозможно не улыбаться. Я уже поблагодарил вас, что своим появлением вот в эту хмурь с разодранными тучами сегодня внесли свою … РУБАЛЬСКАЯ — Ну, это я в предчувствии беседы с вами, Сергей. КОРЗУН — Да что вы говорите! «Агентство праздников» вы создали, так оно называется. РУБАЛЬСКАЯ — «Агентство Ларисы Рубальской» — оно сейчас стихи ларисы рубальской о муже так. КОРЗУН — «Агентство Ларисы Рубальской». То было название «Агентство праздников». В жизни мало праздников, надо их создавать, вот так? РУБАЛЬСКАЯ — Знаете, это просто точка приложения возможностей моих таких вот ремесленнических. Дело в том, что я существую в шоу-бизнесе очень отдаленно. А пишется же, душа же хочет писать стихотворные строки. Сейчас новые люди поют, другая мода, другие задачи. А вот когда я делаю праздники, главное — это то, что люди хотят песен, которые предназначены лично им или тем, кому они отмечают сегодня праздник. Я с стихи ларисы рубальской о муже пишу эти заказные песни. Иногда мне говорят: «Ты зачем так, на заказ? Ты вроде уже вошла…» вот… вы меня назвали поэтессой. А это тоже такая своеобразная поэзия. Она не менее поэзия, чем то, что я делаю просто для артистов. КОРЗУН — Праздник — это работа? Или это способ существования? РУБАЛЬСКАЯ — Это и то, и другое. Ну, понимаете, не могу не назвать это работой. Но праздники — не только праздники, бывают корпоративные праздники. Тогда задача — очень тяжелая, написать какой-нибудь Одесской национальной юридической академии гимн, чтобы это все сокращение, аббревиатуры и полностью туда вошло. И я мучаюсь и пишу, и работаю. Но в тот момент, когда это получается, когда это потом поют и стоя хлопают — то тогда праздник. КОРЗУН — А жизнь — это праздник или нет? Я и в этом пытаюсь разобраться. Или вы так думаете, как большинство людей, о том, что как-то тускло тут, беспросветно, там не сходится, тут не получается. Давайте-ка я устрою себе праздник сейчас, позову подруг, кого-нибудь, нальем, шампанского там выпьем, чтобы цветы были или прямо гулять куда-нибудь… РУБАЛЬСКАЯ — Я могу свое отношение к празднику в стихах рассказать? КОРЗУН — А то! РУБАЛЬСКАЯ — У меня сегодня праздник. Я цветы поставлю в вазу, Я надену дорогое, Я налью себе вина. У меня сегодня стихи ларисы рубальской о муже, Ровно год, как мы расстались. Ровно год, как ты с другою, Ровно год, как я одна. Я сегодня отмечаю Праздник грусти и печали, За безрадостную дату Выпью я бокал до дна. Год, как слушаю ночами Телефонное молчанье. Год, как нету виноватых. Может, только я одна. Знаешь, я живу отлично, Стихи ларисы рубальской о муже нормально в жизни личной, Я нисколько не жалею, Что не я твоя жена. У меня свои заботы, Плачу только по субботам, И еще по воскресеньям, И еще, когда одна. Так что праздники разные. КОРЗУН — Лариса Рубальская. Правда, что стихи ларисы рубальской о муже юности вы всегда безответно влюблялись? РУБАЛЬСКАЯ — О, это было так давно! Но, знаете, зато сейчас у меня есть о чем писать. Мне иногда говорят: «Неужели это все про вас? Конечно, все про меня, только в разные времена. В веселые, в невеселые, в счастливые, в удачливые. КОРЗУН — Как случилось, что нашли своего человека? РУБАЛЬСКАЯ — Ой, мне кажется, что я стихи ларисы рубальской о муже этом уже столько раз рассказывала! Я нашла при помощи усердного поиска. Искала, просила найти, познакомить, старалась. КОРЗУН — То есть задействовали все возможные каналы? РУБАЛЬСКАЯ — И невозможные тоже. КОРЗУН — Уже не веря в себя, не веря в удачу… То есть не в кабинете это там, стоматологическом случилось? Он-то был стоматологом, но я как раз не предполагала за стоматолога выйти замуж. Я до своих 30 лет была такая романтически устроенная девушка, и мне хотелось, конечно, выйти замуж за поэта, за писателя, за человека искусства. А когда уже мне папа мой сказал: «Ты уже, знаешь, ты уже вышла на финишную прямую, всех хороших по-хорошему разобрали. Тебе досталось, что осталось. Видите, опять «опусти голову». Тут нашли как раз Давида. Это не вызвало у меня такого счастья. А мне сказали: «Ты не волнуйся, он стоматолог по прозвищу Мейерхольд. Он ходит в театр, любит искусство». И так вот постепенно меня жизнь к нему подтолкнула. Стихи ларисы рубальской о муже — Так что самой пришлось становиться творческим человеком, для того чтобы… РУБАЛЬСКАЯ — Я бы не стала, это он старался. Так как он Мейерхольд был не только по прозвищу, но и по призванию тоже, но этого в его жизни не произошло, его перетянула такая бытовая сторона жизни. Мама сказала, что ты стихи ларисы рубальской о муже зарабатывать не будешь, артистом, а стоматологом — будешь. И он реализовал свои амбиции во мне. КОРЗУН — Вы вспоминали уже одну японскую поговорку. Другую, цитирую вас, тоже назову: «Каждая встреча — начало разлуки». РУБАЛЬСКАЯ — Начало разлуки, да. КОРЗУН — Есть такое. Это вы, собственно, с японским языком связались самостоятельно, да? Или потому что нужно было, выгодно работать? РУБАЛЬСКАЯ — Да нет, нет. Вы знаете, у меня тоже такая строчка: «Наша жизнь из случайных сплетений, их еще называют судьбой». Это все как-то само собой произошло. Случайная строка в газете, объявление, курсы японского языка. Мама покрутила у виска пальцем, пойди поучи. И так в моей жизни лет стихи ларисы рубальской о муже на это ушло. КОРЗУН — Ничего себе! Так, работали, соответственно, были сильно политизированной девушкой? РУБАЛЬСКАЯ — Была политизирована. Мне было все интересно. Я, мне кажется, была сама интересна людям, потому что тогда еще не было так все открыто, только 3 газеты — «Правда», «Известия», «Советская Россия». Но у нас в конторе японской стояла лента Рейтер, и ТАСС, я раньше всех узнавала, ходила на все пресс-конференции, видала вот так вот, живьем, и Тетчер, и Рейгана, и даже Челентано, к своему счастью. И поэтому мне всегда было что рассказать, и все охотно стихи ларисы рубальской о муже слушали. Но с тех пор, как я рассталась с этой работой, у меня резкое падение интереса ко всему такому. КОРЗУН — Ко стихи ларисы рубальской о муже японскому или ко всему политическому? РУБАЛЬСКАЯ — Нет, ну скорее ко всему политическому. К японскому как, ну, возникает… возникает. Они же не бесследно эти годы… Возникают друзья, приезжают, разговариваем. КОРЗУН — Вот, говорят, что люди… стихи ларисы рубальской о муже, я часто замечал… которые изучают или хорошо знают какой-то язык, они приобретают черты этого народа. Вот, вас как бы японкой назвать достаточно сложно. Какой-то другой… вы, по-моему, писали где-то или говорили о том, что сами скорее влияли на японцев… РУБАЛЬСКАЯ — Да-да-да-да, я даже сказала, что я японцев укрощала, в нашу веру обращала. Я имею в виду, естественно, не религиозную, а так… Дело стихи ларисы рубальской о муже том, что, конечно, на японцев переходило мое влияние. Я же работала в корпункте, всегда с корреспондентами. КОРЗУН — Это была газета «Асахи». РУБАЛЬСКАЯ — Газета «Асахи». И я всегда говорила то, что я считала нужным говорить. Я достаточно патриотически устроена относительно… ну, не такой патриот, который «ура, ура», а просто я люблю Россию, люблю Москву, люблю русский язык, искусство, литературу. И японцам очень много от меня перешло, я надеюсь. Ко мне от них тоже перешло. Я довольно покорная, нерезкая. Ну, в общем, всякие такие мягкости ко мне прилипли. КОРЗУН — А не было обидно, что, вот, японцы, которых вроде даже мы победили во время Второй мировой войны, они сделали технологический прорыв, японское чудо, японская техническая революция. И вы как-то вспоминали о сертификатах, которые были в то время, на которые можно было купить или какие-нибудь шмотки, или какую-нибудь технику. Но техника-то в основном вся была тоже та самая, японская. И самые первые видеомагнитофоны, и хорошие стереосистемы, и все прочее. Не было обидно, что, вот, они прошли такой путь, а мы другой? Это я так, немножко в политику в ту. Сегодня нельзя говорить только о московской политике, поскольку день молчания. Обо всем остальном можно. РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, я довольно долго развивалась. И в те годы, когда я начала работать с японцами, я была еще таким суррогатом, не очень доразвитым. Поэтому я вот так глубоко и обширно не мыслила. Мне просто было все интересно. И сейчас я даже не знаю, как ответить на этот вопрос — было мне обидно, не было мне обидно? Не было размышлений по этому поводу. КОРЗУН — Но вы в партию коммунистическую не вступали тогда? В этом смысле правоверной коммунисткой не были? РУБАЛЬСКАЯ — Нет, нет. Я и вообще не очень… я не люблю точек в биографии, в жизни, в речи. Я люблю многоточия и возможность многоточия. Я бы никогда не хотела выбрать партию, выбрать религию. Пусть это все без меня. Я сама по себе. КОРЗУН — А как со спецслужбами — сложилось или не сложилось? Вроде как по роду деятельности должны были так или иначе проходить через эти структуры. РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, конечно это все было. Стихи ларисы рубальской о муже смешно мне сейчас делать такие глаза. Но, по счастью моему, японцы, с которыми я работала, не были ни в чем замечены, к ним не было никаких претензий. Не было таких ситуаций, в которых я бы затруднялась, потому что… я же не хотела бы служить верой и правдой, но работа была хлебная. Мне платили довольно хорошую зарплату, и сертификаты тоже. Поэтому я задумывалась об этом, и, по счастью, все мои 30 лет, меня никуда не вызывали. А если бы вызывали, не знаю, как бы я поступила, нашла бы умных советчиков и подумала, как себя вести. КОРЗУН — То есть вообще — ни инструктажа, ничего не было? РУБАЛЬСКАЯ — Нет, ну инструктаж был еще намного раньше. КОРЗУН — А может, не выдавать, конечно, государственная тайна… но общеизвестно, что практически все, кто работали с иностранцами, через это проходили. Но я еще когда работала в Бюро международного молодежного туризма «Спутник», вот там был жесткий инструктаж. Там был свод вопросов, которые могут быть заданы, и как на них отвечать были клише. Вот это не говорить, это говорить так, это говорить так. Конечно, этим была напичкана и, конечно, я этому соответствовала. Когда однажды приехало варьете такое, девушки из Такарадзуки, я с ними 4 месяца путешествовала по стране. Они выступали, я была переводчицей. И мне было с ними все время очень интересно, но я видела гневные глаза человека, который присматривал за мной, чтобы я после 11 не зашла к ним в комнату, слишком долго с ними весело, ни дай Бог, не обнималась и не обсуждала что-то такое с симпатией в глазах. Конечно, все это было. Но сказать, что это было в моей жизни, и взаимоотношения со спецорганами — этого тоже я сказать не могу. КОРЗУН — А в Японии были? РУБАЛЬСКАЯ — Я в Японии была. Сначала первая поездка была с труппой, оперной труппой Большого театра… 2 месяца с залетом в Южную Корею. Потом я была с какой-то рок-группой. Группа «Русские», группа была такая. Потом я была по приглашению «Асахи» с мужем, 2 недели, и полтора года назад у своей подруги просто стихи ларисы рубальской о муже гостила, ни о чем не думая. КОРЗУН — Есть, ну, не просто шарм… шарм-то есть, естественно, в любой восточной культуре… Шевельнулось вот что-то в последнюю, скажем, поездку такую? Жалко, что не занимались так плотно, может быть, Японией? РУБАЛЬСКАЯ — Да нет, наоборот. Вы знаете, когда были первые поездки, я вообще мало стихи ларисы рубальской о муже видела и мало что знала. А сейчас же мир открыт, мы где только ни бываем, что только ни видим. Поэтому я была просто рада встрече. Была очень интересная одна… Вот эти девушки из Такарадзуки в моей жизни были, ну, около 40 лет назад. Конечно, я их забыла всех. А японка, моя подруга, она переводчица, писатель, импресарио. Она работала здесь с Рихтером, с … Чудесный человек, ей стихи ларисы рубальской о муже больше 80 лет. Она подготовила мне сюрприз и к моему приезду она собрала всех этих девушек из Такарадзуки. Они пришли ко мне. Я их… ну, они меня пригласили в ресторан в моей гостинице. Она говорит: «Тебя ждут». Сидят бабушки, такие симпатичные, такие кокетливые по одежде. И говорят мне: «Узнаешь? » Я не узнаю. И одна сказала: «Я Хоцукадзе Дзюн». Это главная звезда того времени. Но прошло 35 лет. И вы знаете, стихи ларисы рубальской о муже одно мгновение, совершенно мне удивительное, как будто проявилась фотография, как раньше клали в проявитель… и вдруг… И вдруг я этих всех бабушек узнала по имени и по сценическому псевдониму. Я их увидела теми молодыми. Это был такой вечер! Мы все вспоминали, рассказывали, говорили. Это было чудо какое-то. КОРЗУН — Когда закончилась Советская власть и наступила стихи ларисы рубальской о муже власть, не будем ей пока давать характеристики, вы что испытали? В то время вы еще, скажем там… конец… вторая половина 1980-х, начало 1990-х — вы активно еще этим интересовались? РУБАЛЬСКАЯ — Да конечно. Еще когда был в 1991 году путч, я работала же еще в «Асахи». И мы таскали консервы, кофе с японцами к Белому дому. Конечно, все это было интересно. Но потом это время приближалось к тому, что сегодня, мне, конечно, легче стало. Вы знаете, вот эти собрания бесконечные, когда говорили: «Не берите у японцев доллары», «Не стихи ларисы рубальской о муже право», когда могли открыть сумку здесь на Кутузовском во дворе — мне не открывали, но на собраниях чихвостили так, что нашли там у нее какие-то непозволенные сертификаты, потом доллары. Это же как-то очень унижало. Потом — разговор по телефону. Говоришь, вроде бы, о ерунде. А понимаешь, что говорить нельзя, потому что в японской конторе. Конечно, стало легче потом. Но, понимаете, это все происходило параллельно с утратой интереса. Утрата — правильное слово? КОРЗУН — Да, да. РУБАЛЬСКАЯ — Утрачиванием интереса. Но я вам должна сказать, что в то время, когда были запреты, и я так думала, что почему… приходили люди. Я не хочу называть поименно, но они имели отношение к тем, кто много знает. Приходили сюда к нам, в контору, им давали или 100, или 200 долларов, они могли вдруг рассказать, о чем говорили на Президентском совете, или глубину штолен наших. И они меня очень возмущали. Я, конечно, не хотела, не могла, не имела права. Я только думала: «Почему вы приходите и за 100 долларов вот это говорите японцам? » Стихи ларисы рубальской о муже делать было нельзя. Не нельзя по инструкции, а нельзя по моему пониманию. КОРЗУН — А почему, по вашему пониманию? РУБАЛЬСКАЯ — А потому что. Как бы ни было, понимаете, ни дай Бог что, и мы станем друг другу противодействием, и вся дружба кончится. Нельзя делать так, чтобы… ну, я не хочу сказать «враги», но все равно, это, знаете… как бы я ни дружила с соседями, я все равно охраняю покой моего дома. КОРЗУН — То стихи ларисы рубальской о муже в этом смысле вы патриот? РУБАЛЬСКАЯ — Я в этом смысле — да. КОРЗУН — Со своей стороны. В таком классическом… РУБАЛЬСКАЯ — А японцы тоже патриоты. Знаете, мы как-то были с мужем в Японии, и японки устроили по моему поводу вечеринку. И я с ними щебетала. А мой муж сидел, он же стихи ларисы рубальской о муже говорил по-японски. Мальчик, 7-летний сидел тоже, и ему предложили играть с ним в поддавки. Они играют в шашки, и вдруг мальчик говорит: «Мама, почему он мне не отвечает? » А мама говорит: «Он не понимает по-японски. Он приехал из России». И ребенок вот так эту доску двинул, перевернул у него шахматы и говорит: «Отдайте нам наши острова». КОРЗУН — Ничего себе! Вопросов много приходит от наших слушателей. Давайте, может быть, в таком блиц-ритме ответим на то, что… ну если что-то там потребует более подробного ответа, и к этому вернемся. Напомню — Лариса Рубальская в это программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». » — спрашивает … РУБАЛЬСКАЯ — Нет, я не пишу. У стихи ларисы рубальской о муже более громоздкие произведения. КОРЗУН — «Можно вам прочитать стихи? » — Андрей из Перми спрашивает. Ну, не на телефонной линии… Вы вообще читаете? РУБАЛЬСКАЯ — Да, пришлите, пожалуйста, на электронную почту. «Чему можно научиться нам, россиянам, у японцев? » Дмитрий Мезинцев спрашивает. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, конечно, пунктуальности, тактичности, обязательно — трудолюбию. Но у нас тоже такие люди есть, не только японцы. Ну, такое, в человеческом плане, мне очень нравится, что у них слово «я» не так обязательно для бесконечного употребления. Они не скажут: «Я хочу», «Я замерз», «Я голоден», «Я засыпаю». Нужно обязательно сначала смотреть, как это для тех, с кем ты в этот момент. И если это для людей не очень удобно, ни в коем случае этого не говорить. КОРЗУН — Еще по Японии, так, немножко собираю. «Спасибо за ваше творчество. Стихи ларисы рубальской о муже из воспоминаний по Японии самое любимое? » — Тамара из Волгограда спрашивает. РУБАЛЬСКАЯ — Я недавно… одна книжка у меня вышла. Я назвала ее «Очередь за счастьем». У них очень много всяких легенд, обязательно которые… эти легенды, заканчиваются очень счастливо. Я вот была с моей подругой в Японии, в одном храме. Там стоял такой полированный столб высокий, сквозное дупло и очередь из детей. И они все перелезали через это дупло и уходили. Я спросила: «Что это такое? Она сказала, что кто перелезет через дупло и уйдет, тот будет счастливым. И я подумала, что это очередь за счастьем. Мне это очень понравилось. Мне нравятся японские легенды. КОРЗУН — «Лариса, вы чудесная, — пишет Ирина, — и ужасно-ужасно мудрая. Мудрость в себе ощущаете? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, честно говоря, бывает, бывает. По крайней мере, знаете, ко мне очень часто обращаются по разным вопросам, и хочешь — не хочешь приходится думать. А когда думаешь, то как бы тренируешь. Я сейчас, в последнее время, стала читать книги, выбирая оттуда мудрости. Знаете, как стихи ларисы рубальской о муже студентки иногда «В мире мудрых мыслей» записывают. Я не записываю, но я перевариваю, перефразирую и употребляю. КОРЗУН — А еще говорят, что не только читать, но и говорить надо с людьми, которые мудрее тебя и умнее, тогда и развиваешься. Стихи ларисы рубальской о муже — Тут я недавно услышала в интервью какого-то очень умного человека, что в каждом встречном человеке, с кем ты беседуешь, нужно видеть учителя. КОРЗУН — Много сейчас… Есть вот такие неожиданные встречи, из которых получаешь много? У молодых есть чему поучиться? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, мне не хочется говорить, что нет. Но, пожалуй, это будет правильно сказать, что стихи ларисы рубальской о муже. Я не часто бываю слушателем, все больше говорю, а хочу быть слушателем. КОРЗУН — Молодые совсем-совсем ничему не могут научить? РУБАЛЬСКАЯ — Нет, вот, я езжу много по провинции, и журналисты, которые приходят ко мне на интервью, иногда готовят вот именно провинциальные, такие замечательные вопросы, на которые я охотно отвечаю влет, а потом думаю: «Правильно ли я сказала? » И понимаю, что их интерес уже выше моего обывательского сегодняшнего существования. КОРЗУН — Ну, вообще есть вот этот разрыв между поколениями? Потому что, наверное, все его взрослые люди, скажем так, ощущают. РУБАЛЬСКАЯ — Есть, есть, конечно. И я даже чувствую некоторое высокомерие. Вот, люди моего возраста, особенно женщины, немножко старше, немножко моложе, они со мной очень хорошо все… и так как-то… человечество ко мне хорошо относится. А вот молодые, которые меня не знают, так, в лицо и по имени, я прихожу как обычный человек. Я чувствую высокомерие по отношению стихи ларисы рубальской о муже себе. Типа уже все, уходящая натура, давай-давай. КОРЗУН — Лариса Рубальская. Никуда не уходим, после новостей возвращаемся в студию. КОРЗУН — Я напомню, что сегодня у меня в гостях Лариса Рубальская. Очень много вам приветов, разных пожеланий… КОРЗУН — … приходит по всем нашим каналам. Это и СМС, и прямые сообщения на сайт радиостанции, и так далее и тому подобное. Я работала с ее мамой, самые хорошие воспоминания» — пишет Ирина. РУБАЛЬСКАЯ — Очень приятно. КОРЗУН — Вы мамина или папина дочка? РУБАЛЬСКАЯ — Да, я даже написала такое эссе. Такая книжка вышла, «Все о моем стихи ларисы рубальской о муже, и там много-много людей об отце писали. И я была так рада, что мне было предложено, я смогла все это написать. И начинается с того, что я хожу вразвалочку, и мне все говорят: «Что ты так ходишь? » Я говорю: «Потому что я папина. КОРЗУН — Ну, родители на творчество ваше не влияли никак? РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, у меня не было никого в семье, кто писал стихи, музыку, рисовал картины. У меня не было никого от искусства, от науки. Просто хорошие, простые, обычные люди. И, к сожалению, его со мной так давно нет, что он даже не знает, что я… по телевизору меня показывают, что здесь я по радио говорю что-то. Но она так… знаете, она рада, что у меня это произошло, но она всегда меня критиковала. Вот, я говорю, со мной по жизни идет это «опусти голову». КОРЗУН — Соответственно, много вопросов про счастье здесь стихи ларисы рубальской о муже. Ну, во-первых, счастливый ли вы человек? РУБАЛЬСКАЯ — Я не стихи ларисы рубальской о муже так сказать. Грех сказать, что ничего я несчастливого… было много хорошего, вот так я скажу. Но сегодняшняя моя жизнь — ее не назовешь счастливой. Поэтому все как у всех. КОРЗУН — «А какое оно, женское счастье в России? » — вопрос от Тамары Владимировны. РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, я его когда-то сформулировала, и теперь не думаю, отвечая на этот вопрос, очень просто: это когда есть чем кормить и кого кормить. Чем кормить — значит, все более-менее в порядке. Кого кормить — значит, ты не одинок. КОРЗУН — Ну, о кулинарии мы еще поговорим. У вас был действительно не так давно период такой, многочисленных утрат… КОРЗУН — В общем, в жизни… и мужа потеряли. Что дает вам силы вот это преодолевать? РУБАЛЬСКАЯ — Знаете, вокруг есть люди, которых я не имею права угнетать своим состоянием, потому что у каждого в жизни наступает такой период. Я как-то с собой в этом отношении посоветовалась и поняла, что если мне еще жить какое-то время суждено, долго — хорошо, ну стихи ларисы рубальской о муже есть, я должна все-таки жить такой, какой меня за это время стихи ларисы рубальской о муже знали. Я смогла с собой в этом отношении договориться. КОРЗУН — А кто сейчас рядом с вами? Кого вы видите каждый день, кроме домашних животных? РУБАЛЬСКАЯ — У меня есть… да нет, ну что вы, конечно, есть. У меня, вот, к сожалению, не стихи ларисы рубальской о муже и брата моего очень любимого. Есть его жена, она мой очень близкий человек, родной человек. У нее дочка, которая уже доктор и у нее малыш — Артемка, ему два года. И они все живут со мной рядышком, в моем дворе. Еще у меня есть замечательный друг, Юра Закон, это друг моего мужа с самого детства, всю жизнь вместе с нами. И стихи ларисы рубальской о муже мой советчик, он мой помощник во всех отношениях и такой мне очень близкий, хороший человек. Всю жизнь мой друг. Вот стихи ларисы рубальской о муже это ведь не мало. Главное, что… знаете, как я написала? Тоже нехитро, но: Все в жизни бывает, и все может быть. Из нас только пленник в ней каждый. Но главное — просто кого-то любить, А все остальное неважно. Поэтому у меня есть несколько человек, которых я люблю, и для этого я работаю, зарабатываю деньги, покупаю, дарю, радую по возможности. КОРЗУН — В мире шоу-бизнеса можно завести и оставить себе друзей? Либо он такой, внешне приветливый, а внутренне … РУБАЛЬСКАЯ — Я правду говорю, что я очень многих люблю. Люблю за то, что этот мир шоу-бизнеса сделал меня тем, кто я есть. Я смогла… у меня вышли книги, потому что я писала песни, которые все знали. А это важно, знаете, сколько талантливых людей не могут книжку свою опубликовать. Поэтому то, что я выступаю сейчас, прихожу, то, что меня зовут на телевидение — это все мне дал этот самый шоу-бизнес, в то время называемый эстрадой. Конечно, остались очень добрые воспоминания и отношения. Но сегодня в моей жизни есть несколько композиторов, стихи ларисы рубальской о муже оживляют мои нехитрые строки. Но из исполнителей у меня ни с кем такой близкой, тесной дружбы нет. КОРЗУН — А была в свое стихи ларисы рубальской о муже РУБАЛЬСКАЯ — Ну, вы знаете, когда всех звали без имени и отчества, а так… Ирка, Сашка, Танька… то как-то стихи ларисы рубальской о муже были ближе. А потом они многие… почти все, с кем я начинала, слава Богу, стали звездами. У них другая жизнь, у стихи ларисы рубальской о муже директора, к телефону подходят не они. У меня директора нет, звоню я сама. Но знаете, как мне один умный человек сказал, что не может быть отношений… Вот, всадник на лошади — всадник на лошади. Или всадники между собой, или лошади между собой. Поэтому сейчас у нас общения нет. КОРЗУН — Про кулинарию. Вы даже книжку выпустили. РУБАЛЬСКАЯ — Да, а название какое? Чтобы как-то все-таки «стихи» там было слово. КОРЗУН — А что впереди все-таки — стихи или кулинария? РУБАЛЬСКАЯ — Стихи, конечно. КОРЗУН — Стихи вначале. Как готовите — по наитию либо, вот, по справочникам? Как вообще учились этому? Не каждому это, в общем, дано. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, кулинария — это же искусство. Поэтому, как и стихи. Вот, сегодня я, например, перед тем как к вам прийти, пожарила стихи ларисы рубальской о муже, туда нектарины порезала, мандарины, яблоки, картошку, капусту — все. Какой справочник, где несовместимые продукты? Ну, я многое знаю, умею по-японски кое-что готовить, а у них обязательно все это выглядит так: разнообразно, разноцветно. Поэтому так готовлю, как придется, но получается хорошо. КОРЗУН — Лариса, вопрос: «Что вы купили на Московской книжной ярмарке? » — Оля спрашивает. РУБАЛЬСКАЯ — Я сегодня не была, но вообще я захожу часто в книжный магазин. Последнюю книжку купила — Улицкую «Священный мусор». КОРЗУН — А стихи читаете? РУБАЛЬСКАЯ — Я читаю стихи только не новых поэтов. Я иногда открываю в Интернете эти стихи. Понимаю, что у них у многих есть такая… какой-то дар, но я очень мало у кого — вот эту вот энергию любви, такую, которая делает их живыми. Я очень мало чувствую. Кстати, на одном канале сейчас есть программа «Живые стихи». И каждую ночь в 12 часов 5 минут читают стихи. Это очень большое счастье для стихи ларисы рубальской о муже. Я читаю стихи вечные, я очень люблю читать… КОРЗУН — А кем из стихи ларисы рубальской о муже подпитываетесь? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, я люблю очень стихи Вероники Тушновой, с удовольствием… ну, конечно, я читаю Пушкина, безусловно. Я люблю Твардовского, как ни странно. Мне нравится такой слог, такой стих простой. Я люблю песенную поэзию, Фатьянова с удовольствием читаю, перечитываю. КОРЗУН — А пишете много сейчас? РУБАЛЬСКАЯ — Я пишу немного. Как бы вам сказать — я пишу постоянно, но результат у меня нечасто. Дело в том, что я не умею писать сегодняшних стихов с теперешними этими всякими реалиями, которые там СМС, всякие гаджеты употреблять. Я немножко старомодно пишу, поэтому конъюнктура не на мои стихи. Но зато я пишу теперь поэмы для себя и читаю со сцены их. КОРЗУН — Стихи ларисы рубальской о муже пишете-то хоть на стихи ларисы рубальской о муже РУБАЛЬСКАЯ — Я в голове, я запоминаю все. КОРЗУН — В голове. А потом все-таки пером на бумагу переносится? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, потому что потом нужно же это в книжку преобразовать. Я печатаю на компьютере. КОРЗУН — Но СМС всякие, смартфоны и прочее — тоже используете? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, все умею, все умею, конечно. КОРЗУН — Без этого же не обойдешься, наверное. РУБАЛЬСКАЯ — Да, и умею на компьютере печатать, распечатывать и переписывать диски, и посылать. Ну, конечно, мне странно. Мне часто говорят: «И вы умеете СМС-ки посылать? » Я понимаю, что я не очень молодая, но не до такой степени старая, чтобы отстать навсегда. КОРЗУН — А навыки секретаря-машинистки остались? КОРЗУН — Эта история замечательная… Я наткнулся на нее, когда вы стихи ларисы рубальской о муже за какого-то писателя конец его романа. РУБАЛЬСКАЯ — Да-да-да, чтобы был счастливый конец. Навыки секретаря есть, я быстро пишу, быстро печатаю, конечно. КОРЗУН — Напомните, что это за история? Наверняка, не все ее знают. Но она такая симпатичная. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, я была машинисткой в журнале «Смена». И печатала под диктовку. Я очень быстро под диктовку печатала. И мне человек диктовал свое произведение. Я подносила к носу носовой платок и печатала. Я полюбила героев очень. И уже когда завершалось это повествование, он этого героя трагически из жизни удалил. Я на него была так рассержена, печатала-печатала, и сказала: «Вы стихи ларисы рубальской о муже, я так устала, у меня тут много ошибок. Я к утру перепечатаю стихи ларисы рубальской о муже. Утром он пришел, и там последний абзац было написано от меня, что ничего он не стихи ларисы рубальской о муже, это только показалось, а потом все кончилось хорошо. И кончалось, что он идет со своей любимой, и они вместе любуются вечерними звездами. Человек не проверил и отдал в печать. КОРЗУН — Что это за человек, можете сейчас назвать уже? РУБАЛЬСКАЯ — Нет, не могу, не могу, не могу. Я знаю, что это за человек. КОРЗУН — Чьим вы соавтором…? РУБАЛЬСКАЯ — Не могу. Это будет стихи ларисы рубальской о муже с моей стороны. КОРЗУН — Он помнит сам? РУБАЛЬСКАЯ — Я думаю, что он не помнит, потому что это было знаете сколько лет назад? Это было 50 лет назад. Этого человека уже и в живых нет, конечно. Я знаю это тоже. Но, по крайней мере, реакция стихи ларисы рубальской о муже была. Он хотел меня растерзать, а потом как-то вдруг принес мне ручечку с золотым пером, подарил. РУБАЛЬСКАЯ — Нет, он просто понял, что произошло. КОРЗУН — Понял, что все правильно случилось в его романе. КОРЗУН — Влюблены были? РУБАЛЬСКАЯ — В этого человека? Но я очень часто была в этом состоянии. Ну, правда, я сейчас уже стихи ларисы рубальской о муже помню, как это было. КОРЗУН — Мужчинам верить можно, но очень осторожно. А если даже веришь, то вид не подавать. Ведь в этой жизни сложной легко обжечься можно, РУБАЛЬСКАЯ — А если раскалишься — так трудно остывать… КОРЗУН — Ну, вот. И я приобщился тоже к вашим стихам. Действительно, так и осталось ощущение… РУБАЛЬСКАЯ — Ну и после этих строк вы опять меня поэтом называете? Ощущение… Ну, по крайней мере, у меня сейчас ощущения на уровне советов, которых от меня ждет мой электорат, которые приходят на концерты. Они все время мне задают вопросы. А я пишу стихи — как бы ответы на их вопросы. Ну, в принципе, конечно. КОРЗУН — То есть стихи, в общем, появляются из записочек… РУБАЛЬСКАЯ — Да, я в последнее время, мне самой стихи ларисы рубальской о муже нравится… я написала такое большое стихотворение «По имени Зато». И это очень хорошо, что есть такое слово и такое понятие, потому что когда совсем утешить нечем, вот это «зато» очень помогает. А зато вот… и что-то — да есть. КОРЗУН — Как-то вы назвали себя в одном из интервью «человеком серединки». Глядя на вас, в общем, этого совершенно не скажешь. Вот, в чем вы придерживаетесь этой серединки? РУБАЛЬСКАЯ — А это к чему было сказано? Я уже не помню. КОРЗУН — И я уже не помню. Ну, бескрайности, очевидно, ни в одну крайность, ни в другую. Я уже даже контекста, наверное, не приведу. Или вы отказываетесь от этих слов? РУБАЛЬСКАЯ — Нет, не отказываюсь. Если я сказала, то я сказала. Ну, как «человеком серединки»? Знаете, я так на примере, предположим. Я когда работала у японцев, в «Асахи», я была одна в корпункте. И в какой-то день японец клал билеты, и мы летели на саммит в Париж или на саммит в Мюнхен. Стихи ларисы рубальской о муже другой день он приносил баночку с анализом мочи своего ребенка и ботинки жены, чтобы я пошла починить их отнесла в мастерскую, прибить каблук. А я между этим. И так вся жизнь. Я иногда взлетаю, а иногда совсем по земле хожу. КОРЗУН — Ну, понятно, что падать хуже, чем летать. А когда приходилось так падать, как себя ощущали после этого? РУБАЛЬСКАЯ — А я не падала. У меня не было падений. КОРЗУН — Поэтому, в общем, все мягко происходило. РУБАЛЬСКАЯ — Нет, я просто допускаю, стихи ларисы рубальской о муже допускаю и очень большой стихи ларисы рубальской о муже, которые были, и допускаю, что может быть плохо. Но пока не было, тьфу-тьфу-тьфу. Я имею в виду социальное свое положение. КОРЗУН — Дай Бог, и не будет. Илья из Ярославля спрашивает: «Вы как автор многих шлягеров, как относитесь к сегодняшней поп-музыке? Видите ли вы смысловую нагрузку поп-музыки, какая она, есть ли она? РУБАЛЬСКАЯ — Я себе такую установку дала — не критиковать то, что происходит. Поэтому, ну, как… другое время, другие имена, другие вкусы. Ну, что они хотят слушать, то они… Ведь люди уже моего возраста, моего мироощущения — уже не слушают же поп-музыку, и я сама тоже выключаю. Ну, пускай будет, это сегодняшние песни. КОРЗУН — Ну, красивая музыка иногда хватает за душу. Можно что угодно говорить о том, что Пол Макартни, например, это рок или что-то, но… РУБАЛЬСКАЯ — Я о сегодняшней, о сегодняшнем репертуаре сегодняшних поп-звезд. КОРЗУН — То есть сегодня нет ничего, что вас привлекло бы в этой поп-музыке? Вообще, вы делите музыку на поп, там, рок, джаз и остальное? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, я знаю, что звучит, я знаю, как это называется. Я даже не знаю, как на этот вопрос… Я не хочу быть таким человеком, который гнобит сегодняшнее: «А вот в наше время…». И в наше время было так, и сегодня есть хорошее и плохое. Но я не поклонница сегодняшней эстрады, так я скажу. КОРЗУН — Николашин спрашивает, вопрос пришел заранее: «Слабо сочинить стихи о нынешней жизни? РУБАЛЬСКАЯ — А какая жизнь нынешняя? КОРЗУН — Ну, наверное, политика все-таки имеется в виду. РУБАЛЬСКАЯ — Слабо, слабо, слабо. Коль королю не интересна пьеса, не для него не значит интереса. У меня сегодня интереса к этому нет. КОРЗУН — Вопрос Кепсер: стихи ларисы рубальской о муже Алексеевна, бывает ли такое, что вам хочется ругаться матом? РУБАЛЬСКАЯ — На меня? КОРЗУН — Нет, вам хочется ругаться? РУБАЛЬСКАЯ — Бывает ли такое, что мне стихи ларисы рубальской о муже КОРЗУН — И какие слова вы тогда употребляете? Ну, почему… я живой человек, что вы думаете, я все время хожу и улыбаюсь? Я, конечно… это бывает крайне редко, но если человек может обмануть, подвести, то услышит. КОРЗУН — Вопрос от …, тоже пришел до эфира: «Вы ощущаете себя русской? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, во-первых, я не совсем русская. По крови во мне есть и русская, и еврейская кровь. Но я себя ощущаю носителем русской культуры, сердечным патриотом России, и с большой дозой еврейской крови, которая мне тоже очень многое дала. КОРЗУН — Это, видимо, к вопросу о стихи ларисы рубальской о муже дискуссиях, которые вообще ведутся о национальности. Правильно у нас графу отменили в свое время, и сейчас … РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, когда я была маленькая, у нас во дворе жили разные люди с разным звучанием фамилий, но я тогда… мы просто не знали, что вот этот грузин, этот еврей, этот русский. И это мне нравится. КОРЗУН — Как относитесь к лозунгу «Россия для русских»? И как ощущать себя русским человеком? РУБАЛЬСКАЯ — Вот это мне как раз… Я не люблю вот это, такое обозначение, и меня это очень коробит. Я считаю, что для людей. А кто он — мало ли… КОРЗУН — А почему? Америка для американцев, Франция для французов. РУБАЛЬСКАЯ — Россия — для россиян. КОРЗУН — Япония — для японцев. РУБАЛЬСКАЯ — А Россия — для россиян. КОРЗУН — Россиянин кто, на ваш взгляд? РУБАЛЬСКАЯ — Это человек, который любит и хорошо говорит по-русски, знает хорошо русскую литературу, ценит все, что здесь хорошо и готов защитить эту страну, чтобы это ни стоило. КОРЗУН — В боевую стойку прямо… РУБАЛЬСКАЯ — Да, я встала. КОРЗУН — «Правда ли, что японцы никогда не говорят прямо «нет»» — тот же … продолжает свою японскую тему. РУБАЛЬСКАЯ — Это очень хорошая манера японцев — прямо не говорить стихи ларисы рубальской о муже. Я даже иногда хочу некоторых людей научить так сказать. «Ну, может быть ты, стихи ларисы рубальской о муже, и права, но я иногда думаю по-другому, хотя не исключаю, что то, что ты сказала, было умнее». Вот такой вот разворот мне очень нравится. Вот так — «нет, нельзя» — это грубо. КОРЗУН — Вот, у нас в России в последнее время говорят многие и, как представляется, обоснованно, о том, что, ну, как бы, градус различий в обществе и уровень дискуссий — «или да, или нет». То есть все, кто не с нами, все против нас — есть такое ощущение. Был период, когда это вроде исчезало. Так казалось, по крайней мере, здесь, в Москве, а сейчас снова входит в какой-то… градус ненависти по отношению к стихи ларисы рубальской о муже, слишком высок… Нет? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, это, в принципе, ужасно. Если бы я имела власть, возможность, желание, энергию, я бы почти на первом месте с этим стала бы как-то сражаться. Этого быть не должно. Все люди должны себя ощущать полноценно абсолютно. Конечно, есть то, что раздражает и меня. Я не ангел, чтобы «ой, и этот хороший, и этот хороший». Но все равно вот так это формулировать нехорошо. КОРЗУН — Никогда не хотели государственную должность занять для того чтобы не просто из своей далекой квартиры, из своих стихов внушать хорошее, доброе, вечное? Ну, когда-то я шутя говорила, что я хочу быть министром культуры. Нет, вы знаете, я не руководитель. И тем более, я не мессия, который придет и все объяснит, как надо делать. Мне нравится быть под кем-то. КОРЗУН — Под кем-то — это именно чисто женская роль для вас такая? РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, у меня муж был очень авторитарный, но мне нравилось все, чему он меня учит. Я привыкла говорить «Как скажешь, дорогой». Не было — «А я считаю, ты…». Я всегда — «Как скажешь, дорогой», потому что он ошибался редко, но это во мне осталось и перешло на все. КОРЗУН — Но при этом делали по-своему в каких-то случаях, естественно? РУБАЛЬСКАЯ — Бывало, бывало. Я знала, как это сделать. Я же, все-таки, с японцами общалась, поэтому этот оборот, когда ты абсолютно прав, но иногда, мне кажется, это работало как надо. КОРЗУН — Какие еще японские штучки и секреты перенесли на семейную жизнь и вообще на взаимоотношения с людьми, с коллегами? РУБАЛЬСКАЯ — Ой, ну это, вы знаете, то, что я сказала — это такое объемное, что у этого просто очень много разновидностей. Мне часто говорят, что со мной легко, понимаете? Это не значит, что я такая, прямо… такая, что со мной только легко. Но я стараюсь делать так, чтобы людям было легко. Это даже строение моей речи — располагает людей ко мне, а не от меня. КОРЗУН — Много путешествуете? РУБАЛЬСКАЯ — Да, много. По России тоже, и с концертами? РУБАЛЬСКАЯ — По России я не то чтобы так, посмотреть-поездить. Это концерты, это зарабатывание денег, это радость от того, что я могу говорить, а меня слушают, отвечать на вопросы. Ну и так потом эти деньги трачу, где-нибудь езжу, путешествую, отдыхаю. КОРЗУН — Что настоящая Россия — это Москва или ЗаМКАДье, как иногда отсюда говорят? РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, сейчас очень много общего между… например, я говорю только о том, кто приходит на концерты. Я вам скажу, что не очень дешево стоят билеты, и я заметила, что приходят… ну, там нет таких, которые прямо… Приходят те, кто работает в школе учителями, врачи приходят, какие-нибудь экономисты… То есть немножко поднялся такой уровень. Одеты все примерно одинаково, рынок… китайско-турецкие вещи всех уравняли. У этих людей вопросы такие же, как и здесь, интерес такой же. Такой прямо большой разницы — это провинция, это Москва — я этого не могу сказать. Просто такие люди там, такие люди здесь. Люди от людей отличаются, но не по месту жительства. КОРЗУН — А что у вас происходит на выступлениях, кроме чтения собственных стихов? РУБАЛЬСКАЯ — На выступлениях я рассказываю всякие интересные такие… как мне кажется, интересные истории. Потом я… стыдно сказать, но я пою свои песенки. Но я же автор, имею право и фонограмму использовать. Я сразу говорю, что я их не пою, я их просто рассказываю под музыку. Несколько раз включаю экран, когда настоящие поют. В общем, 2 часа люди не очень унывают. КОРЗУН — Какими своими… ну, словами, стихами для песен… нельзя же сказать «текстами для песен» — гордитесь особенно? И вот то, что вам казалось наилучшим — оно действительно заслужило такую массовую оценку? Либо что-то самое хорошее никогда не оценивается большинством? Ну, какие-то песни остались, которые, я надеюсь… например, романс «Напрасные слова», больше ли я его люблю или меньше других, но он остался, и он останется. Он какой-то такой… мне, по счастью, удалось написать какую-то такую нетленку, грубо говоря. Но мне нравится не то, чтобы… мне нравятся некоторые строчки из некоторых написанных мной стихов и песен. Лариса Рубальская, напомню, в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Сейчас с пиратством начинают очень активно бороться. Пираты вам досаждали, уменьшали ваши гонорары, отчисления авторские, и так далее? Принимаете стихи ларисы рубальской о муже вы участие в этой борьбе? РУБАЛЬСКАЯ — Вы знаете, нет. Мне-то нет, и мне грех говорить, потому что у меня всегда было, я работала, получала зарплату. Я не была в таком состоянии, что я завишу полностью от авторских. Теперь у меня есть концерты, там какие пираты? У меня вот есть эти праздничные мероприятия. Но моим многим знакомым, которые пишут музыку, пишут стихи, просто житья от них нет. Они получают из-за этого копейки. КОРЗУН — То есть вы, в принципе, поддерживаете меры по ограничению? КОРЗУН — Потому что многие говорят, что Интернет — это вообще просто место свободное, и уже изменилась ситуация сама по себе, и какие-то надо новые способы искать. РУБАЛЬСКАЯ — Создание этих произведений — это же очень большой труд. Это не каждый день происходит. Люди же должны иметь возможность жить с тех денег, которые это им приносит. Не все умеют, там, печатать на машинке, или вот так выступать и пургу такую метать в зал. Но некоторые живут этим литературным трудом. И что получается — что они очень тяжело и плохо живут. КОРЗУН — Почитаете что-нибудь из любимого? Из старенького или из нового. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, я осеннее. Сейчас же осень у нас за окном. Моя душа настроена на осень. Гостит печаль на сердце у меня. Опять часы показывают восемь — Короткий миг сгорающего дня. Я тороплю мгновенья к стихи ларисы рубальской о муже, К холодным дням мгновенья тороплю. Я вас прошу, печалиться не надо. Мне хорошо, но я вас не люблю. В тот день в саду проснулись хризантемы И были так беспомощно нежны… — Когда вы вдруг коснулись вечной темы, Я поняла, что вы мне стихи ларисы рубальской о муже нужны. Хрустальный дождь рассыпан по аллеям, Вздохнете вы — погода так скверна! А я, мой друг, нисколько не жалею, Что прошлым летом вам была верна. Как смотрите на то, что у нас осень совсем практически не остается? Как-то погода у нас изменилась в нашем регионе, такое ощущение, по этому году, по крайней мере, что из зимы сразу в лето нырнули, весну пропустили, а сейчас осень можем пропустить. РУБАЛЬСКАЯ — Хорошо, не надо покупать осеннюю и весеннюю одежду. КОРЗУН — Так что демисезонной одежде нет. РУБАЛЬСКАЯ — Да, конечно. Да и как смотреть на это? Это же от нас не зависит. КОРЗУН — А какой климат больше всего любите? РУБАЛЬСКАЯ — Я люблю прохладу, люблю осень и люблю межсезонье. Для меня это такая самая будоражная пора. Во мне тоже какое-то брожение происходит. КОРЗУН — В стихи ларисы рубальской о муже стране, кроме Стихи ларисы рубальской о муже, находите это? РУБАЛЬСКАЯ — Только в России, только в Москве. КОРЗУН — Любите путешествовать? Как раз и до эфира говорили, что там и круизы замечательная вещь, как можно туда не ехать? РУБАЛЬСКАЯ — Да, да. Я люблю, я люблю, очень люблю уезжать и очень люблю возвращаться. Даже, знаете, раньше было понятно, что у меня были все, а сейчас у меня, в общем-то, тут нет такого притяжения, но я все равно люблю приезжать обратно. Это для меня самый прекрасный момент. КОРЗУН — А какие страны? Ну, традиционный такой вопрос, максимально близкие вам какие? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, мне нравится в Италии, потому что там есть что смотреть, чем дышать, что слушать. Мне очень нравится Амстердам, и музеи, я очень люблю в галереи живописи, в музеи. КОРЗУН — То есть у вас такой отдых — не лежачий, не растительный, как принято говорить? РУБАЛЬСКАЯ — А очень хорошо… ну, сейчас мне нравится уже поплавать в теплом бассейне, наполненном бромом, йодом, полежать в горячей грязи. Это мне тоже нравится. Посмотреть и полежать понемножку. КОРЗУН — Комфортность отдыха важна для вас? РУБАЛЬСКАЯ — Ну, нет. Я, знаете, я тут японец. Для меня неважно, там, я засыпаю… КОРЗУН — Циновка и рисовая похлебка. РУБАЛЬСКАЯ — Ну, я в последнее время на циновке что-то не очень-то сплю. Как-то так жизнь складывается, что, знаете, сейчас у всех звезд райдер, а я езжу по формату звезды, у меня хорошая гостиница, хорошая машина. Но, в принципе, я могу жить в любых условиях, для меня это не так важно. КОРЗУН — Где лучше всего принимают, в каких странах? Если с концертными программами ездите. РУБАЛЬСКАЯ — Я вот тут была… был фестиваль искусств в Баден-Бадене, русского искусства. Я была… просто позвали и позвали, тут немножко меня показывают по телевизору, вроде как телеперсона. А там так замечательно прошло, что сейчас даже предложили гастроли в Германии. Я была с концертами в Америке, они были хороши, и в Израиле. Но лучше всего мне здесь. И чем севернее, тем мне больше нравится. КОРЗУН — Ну что ж, спасибо огромное за то, что пришли. В гостях у меня сегодня в программе «Без дураков» был человек-праздник Лариса Рубальская. РУБАЛЬСКАЯ — Спасибо большое. КОРЗУН — Красивой улыбки вам, ослепительной, и чтобы сияние от вас озаряло всех ваших слушателей. РУБАЛЬСКАЯ — Спасибо, спасибо большое. КОРЗУН — Спасибо, всего доброго, счастливо. РУБАЛЬСКАЯ — До свидания. Это ваша безграмотность привет конюху, от которого зачала ваша пра-пра-пра-чка 500 лет назад. Всё остальное якобы нарочитое коверканье русского языка - от излишка алкоголя в вашей крови. Закуси селёдочкой - и спать! Полагаю, к утру ты пожалеешь, что 500 лет назад конюх стихи ларисы рубальской о муже твою пра-пра. Только добавить - "как сейчас помню". Придумала себе имидж, чтобы особая нация не докапывалась и не мешала жить. С такой рязанской физиономией и таким оптимизмом трудно быть еврейкой. Правда ещё труднее быть творческим человеком не будучи хотя бы формально еврейкой. Мне на волю, мне на волю, мне на волю бы назад, но по полю, но по полю, мчусь как будто наугад. » А вот ещё креативчик: «Моя мулатка, мулатка-шоколадка, Ребенок милый солнца и волны, Ну почему мне так В твоих объятьях сладко, В лучах банановой страны. » 07 сентября 2013 18:04 рифмует стихи ларисы рубальской о муже. Рубальская - искреннийстихи ларисы рубальской о муже и позитивный человек. Слушать её - удовольствие и успокоение релаксация. Они получают из-за этого копейки. Работать надо и тогда пираты не страшны. А если паразитировать на авторских, то таких паразитов у нас хватает и без стихи ларисы рубальской о муже поэтов, стихи ларисы рубальской о муже и писчателей. У меня свои заботы, Плачу только по субботам, И еще по воскресеньям,И еще, когда одна. Куда это мы с вами пойдём? Но сегодня, как и обычно, Корзун был не одинок. Писать на продажу тоже самое, что рожать детей на стихи ларисы рубальской о муже, хотя сейчас и таких очень много. Так называемых суррогавтных матерей. Она ведь о политике ни слова. Не признавать работу поэта-песенника работой, да, это уже диагноз всяких шариковых по Булгакову. Но, прочитав фразу: "Моим многим знакомым, которые пишут музыку, пишут стихи, просто житья от пиратов нет. Они получают из-за этого копейки. Так и прeдставляю злобных пиратов, лeзущих ночью в окно Рубальской, чтобы похитить eё вирши. Вспомните Крыловскую лягушку, возжелавшую достичь массы вола. У большей части населения ценовая доступность только у пиратов. И не жалейте михалковых в их приступах жадности. Пиратство будем игнорировать только при достойном уровне жизни. А при нашей власти этого не дождемся. Такими и должны быть наши подруги. Я от души слушал её интервью. Не везло ей в любви, для таких, не в укор им сказано - это именно, основа жизни. Но жизнь у неё всё же сложилась и не плохо. В Москве, всегда есть ,где развернуться, если есть что-то в душе. И от этого огромный стимул, и она его сполна использовала, хотя стихи её, в основном банальные, слабые и наивные, но стихи ларисы рубальской о муже милые искренние. Конечно, проживи она, как я в глуши, о ней ни кто и никогда бы не узнал. На мир смотрю я из окна. А где- то и бывает стихи ларисы рубальской о муже. На наше- наложили вето. Я за окном не вижу свет, Лишь дождь-плакун, распят рассвет. Вокруг застыла тишина, На мир смотрю я из окна, Коль плох он- и моя вина, Что наш чиновник — плут и пьян. Его портрет - чин, блуд, обман. И олигарх- незваный гость, Ваятель «звезд», терактов гвоздь. В столице бум и лжи - закон, Там свет и тёмных сил притон, Там Дума-страж дельца и мать, В рядах жулья не занимать, Где всюду киллер нарасхват И стихи ларисы рубальской о муже закат. Село -ярмо, панель в стихи ларисы рубальской о муже, Копейка- жизнь и крест труду. Цена, как птица, взлет, да взлет, что не чиновник- жуть берёт. Экран с дорогой в никуда- Чья сущность- мутная вода. Водителю гаишник рад, Ведь «кролики» - бездонный клад. Лекарства нам - в иной мир гид - От добрых дел, остался вид. Я из окна смотрю на мир, Он из больших и малых дыр. Большая - тагде ты и я. Не залатать её друзья, Коль «хата с краю», у меня. В грамм добыча, в годы труды. Изводишь единого слова ради Тысячи тонн словесной руды. Но как испепеляюще стихи ларисы рубальской о муже этих жжение Рядом с тлением слова-сырца. Эти слова приводят в движение Тысячи лет миллионов сердца. А вот отчего это сочинители получают копейки - так это Карабасы-Барабасы им недоплачивают, сцуки! Лысые и волосатые, русские и не очень, натуралы и гомосеки - вся эта финансово-музыкальная тусовка. Жить, видите ли, с большого труда невозможно разным стихоплетам - не протянуть до следующего гонорара. А каждый день помаленьку по рецепту Хакамады не пробовали зарабатывать? Едешь в дом отдыха и вешвешь объявление: Сегодня вечером в клубе столовой, кафе, танцзале состоится литературно-музыкальный вечер вашего любимого автора. Далее берешь нож, корзину, навигатор - штоб не потеряться - идешь по грибы. Ближе к вечеру продаешь билеты - вот они, живые бабулечки, да еще грибы! От чистой и светлой радости момента поешь и читаешь от всей души. Вот как надо - а то стихи ларисы рубальской о муже, пираты. Ну не свирепствуют они в подмосковных санаториях - разве што директорам придется чуток отстегнуть. Не слишком ли хорошо живется бездельникам и правообладателям? Придумала себе имидж, чтобы особая нация не докапывалась и не мешала жить. С такой рязанской физиономией и таким оптимизмом трудно быть еврейкой. Правда ещё труднее быть творческим человеком не будучи хотя бы формально еврейкой. © 1997-2016 Радиостанция «Эхо Москвы» При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Эхо Москвы» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Эха Москвы» — www.